Вино и известные личности
Большой критик:
Дженсис Робинсон

Британский винный критик Дженсис Робинсон всегда считала вино очень самодостаточным явлением. Вино всегда само по себе. Вино ведет себя непредсказуемо и не всегда дается дегустатору легко. Бокал с вином всегда рассказывает историю. Не только свою персональную, зависящую от терруара. Но и историю местности и страны, в которой ему посчастливилось родиться... Вы прослушали сжатую концепцию вина от Дженсис Робинсон, главного хроникера винного мира, у которой для вас есть ежедневная новая заметка о вине, которого вы еще не пробовали.
Регистрируйся на бесплатный вебинар "Как научиться разбираться в вине"
Дженсис Робинсон никогда бы не пришла в голову мысль подойти к вину утилитарно, как это делают в Новом Свете. Вкус, аромат, винификация, оценка в баллах, продажи – это надежный подход. Но без полета и без корней. А виноград, а история местности, а облако легенд и интриг, висящее над виноградником последние 300 лет? Собственно, это и есть разница между стилем Европы и Нового Света. Европа против США, маркетинг против традиции, Робинсон против Паркера.

С американцем Робертом Паркером английская критикесса схлестнулась в 2003 году. Это была великая ничья, показавшая всю разницу взгляда на вино в современном мире. И поводом стало красное бордоское Chateau Pavie 2003 французского предпринимателя Жерара Персе. В своем рейтинге Wine Advocate Паркер назвал Chateau Pavie не имеющим себе равных вином, созданным перфекционистом. Минеральность, благородство, богатство вкуса – словом, 96 баллов из 100 по шкале Роберта Паркера. Дженсис Робинсон, в свою очередь, окатила Chateau Pavie английским холодным душем, поставив вину из Бордо 12 баллов из 20 возможных, где 12 – это категория «Не стоит пить». Робинсон назвала Chateau Pavie неаппетитным вином с перезрелым ароматом, «сладким как Порто».

Но проблема гораздо глубже битвы двух винных бизонов. Собственник бордоского Chateau Pavie Жерар Персе – это гаражист с правого берега Жиронды, сделавший экстрактивное, алкогольное вино, больше напоминающее вина Калифорнии, чем классику Сент-Эмильона. Так новации, любимые Новым Светом, столкнулись с мощной критикой Европы, не имеющей никаких намерений сдавать позиции. Паркер с Робинсон тогда примирились довольно легко, но проблема стилей Европы и всех остальных винных континентов актуальна сегодня не меньше, чем в 2003-м.

У Дженсис Робинсон, родившейся в небольшой деревне на севере Англии, казалось, не было никаких шансов полюбить вино в краю, в котором было принято пить преимущественно джин с тоником. Впрочем, Роберту Паркеру, родившемуся в американском фермерско-молочном Балтиморе, судьба тоже никак не намекала на привязанность к вину. Оба эти больших винных критика пришли к делу своей жизни самостоятельно, по любви, подтвердив универсальность винной культуры.

Дженсис Робинсон изучала математику и философию в Оксфорде, но первая ее работа оказалась связанной с долгой поездкой во Францию. Здесь Робинсон и познакомилась сначала с французской кухней, а потом и с ее неотъемлемой частью – французским вином. Паркер также впервые в жизни попробовал вино во французском Эльзасе. Так Англия и США оказались бессильны перед французским пластом культуры.

Робинсон по сей день считает вино культурным феноменом, всегда ведущим «к какой-нибудь восхитительной истории». Паркер же по-американски практичен: «Меня абсолютно не волнует тот факт, что данная винодельческая семья ведет свою родословную еще со времен, предшествующих Французской Революции, и что их состояния больше, чем я могу себе представить». США симпатизируют модели отношений, позволяющей держать дистанцию между винными критиками и теми, кто делает и продает вино, - так минимизируется влияние личных контактов на объективность оценки вин. Британка Дженсис Робинсон, напротив, уверена: «Как мы можем понять вина, если не будем общаться с людьми, которые создают и продают их?» Значение родословной на лицо. Не будем забывать, что Робинсон – главная советница в процессе наполнения винного погреба британской королевской семьи.

Впервые попробовав себя в качестве винного журналиста в 1975-м, к 1992-му Дженсис Робинсон стала главным редактором винной энциклопедии The Oxford Companion to Wine. В ней содержалось 4 тысячи винных статей, описывались 600 сортов винограда, анализировалось винное прошлое и настоящее 72 стран. И это в безинтернетную эпоху. Так Робинсон заняла свое место в числе лучших винных критиков мира. 69-летняя Дженсис Робинсон – автор еженедельной колонки для Financial Times. Среди книг, написанных Робинсон, особенно популярны «Винный эксперт за 24 часа» и «Как дегустировать вино». Кроме этого Робинсон причастна к ТВ-передаче Jancis Robinson's Wine, блогу Purple Pages и образовательным телесериалам ВВС.

Ну и главное активное детище Робинсон – ее ежедневно обновляемый сайт jancisrobinson.com, на котором уже накопилось более 100 тысяч дегустационных заметок и 10 тысяч тематических статей. Главное во всем этом – английский здравый смысл, чувство меры, чувство юмора и отсутствие желания заигрывать с публикой. Многочисленные фолловеры винных обзоров Робинсон в свое время потребовали от нее чего-то вроде 100-балльной оценки вин Роберта Паркера. И Дженсис Робинсон создала собственную 20-балльную шкалу оценок, хотя до сегодня уверена, что оценивание вина - полностью субъективный процесс. Может быть у вас сегодня «неудачный» день, или настроение слишком веселое, или же наоборот – неожиданно угрюмое даже для вас самого. Каким будет в таком случае результат дегустации?... Но продажи требуют оценок, каким бы авторитетным и независимым не был критик. Поэтому на своем сайте Дженсис Робинсон применяет 20-балльную систему оценок, но в книгах и колумнистике для Financial Times вполне обходится без нее.
Если вам интересно изучать вино вместе с нами – приглашаем на бесплатный вебинар "Как научиться разбираться в вине".
Регистрируйтесь по кнопке:
Made on
Tilda