Вино и история
Знаменитые вдовы Шампани
Выражение «Знаменитые вдовы Шампани» звучит, возможно, не самым оптимистичным образом. Зато скрывает в себе огромную жажду жизни, успеха, преданность делу, сумасшедшую мотивацию и умение плыть против течения. Сама Великая долина Марны и ее бесплодные меловые почвы как бы говорят: для успеха придется потрудиться. Феномен Шампани состоит в том, что легкость и праздничность Шампанского рождаются в самой северной точке французского виноделия, на грани самой возможности делать вино. И сделать Шампанское мировым культурным и коммерческим брендом суждено было женщинам, характер которых, похоже, вполне вписывается в прохладный и выносливый климат Шампани.
Регистрируйся на бесплатный вебинар "Как научиться разбираться в вине"
Мадам Клико

Главной проблемой Шампанского в начале 19 века все еще оставалась его непрозрачность - дрожжевой осадок на стенках бутылок обеспечивал не только миллион пузырьков в бокале, но и непроглядную муть в бутылке. Шампанское в наполеоновскую эпоху разливали по бокалам в самом начале приема - что давало возможность осадку полностью опуститься на дно - и выпивали в самом конце мероприятия.

Мадам Николь Барт Клико-Понсарден, 27-летняя вдова, лично управлявшая шампанским Домом своего супруга после его кончины, избавила высший свет Франции и Европы от подобных мучений. Впервые сделав Шампанское кристально прозрачным вином. Эта женщина-экспериментатор изучила весь цикл производства Шампанского, приняла во внимание все претензии и пожелания клиентов и расправилась с осадком навсегда. Для начала Мадам Клико поставила в своем огромном реймском подвале стол с круглыми отверстиями для бутылок. Бутылки располагались на нем под особым углом вниз. Мадам Клико регулярно аккуратно проворачивала бутылки – и осадок в них собирался у самой пробки. Оставалось только слить осадок, добавить исходное вино и сахар, и снова закупорить бутылку. Эту новацию назвали методом ремюажа, а стол – ремюажным.

Сегодня - это базис производства Шампанского по классической технологии шампанизации в бутылке. С той лишь разницей, что стеклянное горлышко теперь замораживают и муть-лед с легкостью покидает бутылку. Проворачиванием бутылок сегодня чаще занят механизм, но в случае с престижными марками Шампанского это по-прежнему делается вручную, – работа мастера состоит в том, чтобы в день провернуть до 15 тысяч бутылок.
Но прозрачность – половина дела. За ней последовало рождение индустрии Шампанского. Если поначалу Дом Клико производил 100 тысяч бутылок в год, то в результате деятельности Мадам Клико – не менее 750 тысяч. Половина продаж вин Veuve Clicquot приходилась на российский рынок, и это в момент войны Российской империи с Наполеоном и в период запрета на торговлю французскими товарами. Вино урожая 1811 года Мадам Клико назвала «Вином кометы» и эти 10 тысяч бутылок Шампанского, прибывшие в Петербург по морю, были раскуплены в считанные дни по космической цене 12 рублей за бутылку. В память об этом не самом безопасном морском путешествии в Россию на желтой этикетке Шампанского Veuve Clicquot красуется якорь. Нужно сказать, что эта желто-оранжевая этикетка стала самым ярким брендом своего времени.

Вино для российского рынка вошло в историю под названием «Шампанское русского вкуса» - это было умопомрачительно сладкое Шампанское с концентрацией сахара более 300 граммов на литр. Для сравнения - количество сахара в вине, употреблявшемся во Франции, составляло 165 г/л – это примерно сопоставимо с сегодняшней сладостью Сотерна. В 1-й половине 19 века бутылки с Шампанским все еще взрывались в погребах, не выдерживая внутреннего давления. Это случалось с третью бутилированных вин и напрямую было связано со сладостью вина – но об этом пока никто не знал. Мадам Клико частично купировала эту проблему изобретением мюзле - металлической уздечки, надеваемой на пробку. Но лишь химик Луи Пастер смог объяснить виноделам Франции, что сахар увеличивает процесс брожения и повышает давление газа внутри бутылки. И для того, чтобы бутылка Шампанского перестала быть взрывоопасным предметом, нужно просто уменьшить содержание сахара в вине. Но этим веянием науки воспользуется уже не Гранд Дама французского виноделия, вдова Клико-Понсарден, а следующая из череды выдающихся вдов Шампани.
Мадам Поммери

Луиза Поммери, с 1860 года единолично управляя шампанским Домом Поммери, купила 200 га виноградников и 120 меловых шахт в самом сердце Шампани, в Реймсе. Для чего нужны меловые шахты? Для подвалов – места выдержки миллионов бутылок с Шампанским. Реймс, собственно, и стоит на этих меловых шахтах, вырытых еще римлянами для обороны от варваров и строительства городов. 10-30 метров под землей, ни шума, ни света, постоянные 8-10 градусов и влажность 80% - идеальные условия для рождения пузырьков в бутылках. Мадам Поммери делала 2 миллиона бутылок Шампанского в год, хотя ее погреба позволяли делать и хранить все 20. Оставшаяся площадь была использована для феномена «Художественная галлерея в подземельях» - стеллажи с бутылками перемежались каменными барельефами, предметами искусства и живописи. Сегодня к ним добавлены видео- и аудиоэффекты, например, - трансляция звука брожения шампанского. Но главная заслуга Мадам Поммери в другом: в 1874 году она создала Pommery Nature - абсолютно сухое игристое вино, первый в истории брют. Став автором современного стиля Шампанского – не сладкого и нектарного, а свежего, холодного и элегантного. Брют Pommery Nature сразу же покорил Англию, где изначально не приветствуют слишком сладких вкусов. Так мировой рынок Шампанского был поделен между двумя дамами: сладкое вино Мадам Клико обожали в России, сдержанный брют Мадам Поммери стал главным фаворитом викторианской Англии.

Мадам Боллинже

Шампанский Дом Bollinger – сегодня в 5-ке грандов качества, наряду с Dom Perignon, Louis Roederer, Pol Roger и Krug. Свою немалую лепту в это положение дел внесла Лили Боллинже, взяв управление компанией в свои руки в 1941 году. Потерять управляемость компанией на втором году Второй мировой войны - было самой простой перспективой, но Мадам Боллинже провела Шампанский Дом Bollinger через оккупацию и 4 года войны. Она вошла в число основателей Комитета по защите Шампанского от немцев, не желая давать шанса для немецких реквизиций и просто для легких прогулок по Шампани. При отступлении немецкие части заминировали погреба с Шампанским, но американские войска вошли в Шампань в августе 1944-го, раньше, чем могли бы прозвучать эти взрывы. После войны вновь появилось место словам Марлен Дитрих о том, что «Шампанское создает впечатление, словно каждый день – воскресенье». Дела и жизнь нужно было приводить в порядок и Мадам Боллинже ежедневно объезжала виноградники на своем велосипеде, следя за процессами восстановления и производства. В результате – престиж Bollinger так высок, что его дистрибуция в сотню стран мира сегодня осуществляется в соответствии с установленными компанией квотами. К тому же Bollinger – любимое Шампанское Бонда, Джеймса Бонда.
Мадам Редерер

«Роскошным вином ошеломительного качества» называет Роберт Паркер Шампанское Louis Roederer Cristal. Его впервые произвели в 1876 году по случаю 20-летия коронации российского императора Александра II, бутылки для Louis Roederer Cristal изготовили из хрусталя. Фирма Roederer была официальным поставщиком российского императорского двора. Но после революции 1917 года огромный российский рынок для Франции был потерян. За этим последовали годы Сухого закона в США и 6 лет войны в виноградниках Шампани. В 1930-70-е годы Шампанским Домом Roederer управляла Камилла Ольри-Редерер, не только сохранив бизнес, но и оставив его семейным. Roederer – последний из Домов Шампани подобного уровня престижа, управление которым находится полностью в руках нескольких поколений одной семьи. Отличительная черта Дома Louis Roederer – это его огромные виноградники и обеспеченность собственным сырьем на 75%, показатель исключительный для Шампани. И это – прямое следствие своевременной покупки виноградников Камиллой Редерер…
Если вам интересно изучать вино вместе с нами – приглашаем на бесплатный вебинар "Как научиться разбираться в вине".
Регистрируйтесь по кнопке:
Made on
Tilda